Свернуть
Кремлевская пл., 10
посмотреть на карте
8 (8172) 72-12-28
вт-сб 10:00 -18:00

Владимир Корбаков. «Из первых уст: заметки фронтовика».

   В середине мая 1941 года мне пришла повестка из городского военного комиссариата на медкомиссию. Шел очередной призыв на военную службу. Мне было 18 лет. 25 мая медкомиссия меня забраковала по слуху. Я с детства, после тяжелой операции, не слышал на левое ухо. А 22 июня 1941 года началась война. 24 июня я написал заявление в Вологодский городской военный комиссариат о желании добровольцем пойти на фронт. Тогда в Вологде формировался 265-й лыжный комсомольский батальон, и я был в него зачислен. Вскоре нас отправили в город Онега, что на берегу Белого моря в Архангельской области. Там я был записан в полковую школу, где готовили младших командиров морской пехоты.
    Парень я был смышленый, быстрее всех разбирал дисковый пулемет Дектярева, разбирал и собирал иногда вслепую, с завязанными глазами. Часто по ночам будили по тревоге, и мы делали пятидесятикилометровые броски на лыжах. Окончил полковую школу в звании младшего сержанта. Через три месяца батальон направили в Москву. Шел холодный, уже со снежком, октябрь. Помню фронтовую Москву. Несколько дней провели где-то на окраине столицы. Выходить далеко от казармы было опасно. Кругом патрули. Дня через четыре, ночью батальон выстроили и пешком куда-то направили. Днем отдыхали, а ночью шли. Через неделю похода увидели обширное зарево. Подошли ближе. Горел Ржев. Обошли горящий город с левой стороны и сразу попали на свой участок фронта. Так началась моя фронтовая жизнь. По пути на передовую нам встретились здоровые румяные (выпал первый снег), одетые в валенки и дубленки крепкие парни, сибиряки. Кто-то спросил: «Ну, как там?». Один солдат с улыбкой ответил, что с первым снегом фрицев, как вшей на белой простыне, щелкали. Запомнились мне эти слова. Наш батальон шел на смену сибирякам, которых отводили на отдых.
   Мы почти с похода вступили в бой. В это время многие деревни были пусты, немцы оставляли их еще до нашего прихода. Это продолжалось не столь долго. Оправившись, они стали оказывать нам сильное сопротивление. Один бой мне запомнился особо. Мы были хорошо одеты, у всех были валенки и теплые носки. Бой шел за одну деревеньку на горке. Снегу было немного, была видна промерзшая земля, но холод был сильный, с ветром. Немец прижал нас мощным огнем к земле, нельзя было поднять голову. Пролежали мы на холодной земле часа три. Деревеньку-то взяли, но у меня и еще нескольких солдат оказались отморожены ноги. В медицинской части ноги отогрели, но ногти с отмороженных пальцев отвалились на пол и с тех пор растут не в ту сторону.
   Зимой фронт немного стабилизировался. Шли лишь небольшие бои и стычки с противником. Тогда выдалась некоторая передышка, так как немцы собирали новые силы. Мы тоже чуточку отдохнули от боев. У нас в роте было три взвода, я был в первом. Не знаю, была ли наша рота официально обозначена ротой разведки, но в разведку мы и повзводно и по двое ходили часто. Самым удачливым был третий взвод.

все новости >
Свернуть
Кремлевская пл., 10
посмотреть на карте
8 (8172) 72-12-28
вт-сб 10:00 -18:00