Свернуть
Кремлевская пл., 10
посмотреть на карте
8 (8172) 72-12-28
вт-сб 10:00 -18:00

ВЛАДИМИР КОРБАКОВ. «ИЗ ПЕРВЫХ УСТ: ЗАМЕТКИ ФРОНТОВИКА».

   Вологодская областная картинная галерея продолжает новый Интернет-проект: Владимир Корбаков. «Из первых уст: заметки фронтовика».

   Часть вторая.

   Пока на фронте затишье, я расскажу о своих внутренних ощущениях. Меня удивляло то, что у меня не было никакого страха. Была адская уверенность, что я буду жив. Как можно погибнуть, не дослушав музыки, не узнав девичьей любви, не налюбовавшись прекрасным миром и, главное, не создав, как художник, ничего настоящего и прекрасного. Да и в шинели у меня была спрятана маленькая иконка чудотворца Николая (бабушка Катя зашила в одежду, когда я уходил на войну). А страха нет, вот и лезешь вперед. Уверенность была, что никакая пуля тебя не возьмет. Эта вера действительно хранила меня в боях. Простите, но это было до ранения. После ранения страх за свою жизнь у меня появился.
   Невелик чин у меня был – младший сержант, заместитель командира отделения. Одним словом, просто солдат. А с солдатом никто не советуется. Я и другие солдаты не знали точно, как называется деревня, которую надо взять, как зовут и какое звание у командира полка. Даже командира батальона я видел один или два раза.
   В конце января или уже в феврале 1942 года пошли мы в составе взвода в разведку. К вечеру, когда стемнело, перешли «линию фронта», которой как таковой не было, и зашли километра на три-четыре вглубь занятой немцами территории. Все в белых маскхалатах. Громко говорить нельзя, курить нельзя. Холодно. Не высокий, но густой подлесок нас хорошо скрывал. Впереди на пригорке, на фоне неба четко, силуэтом вырисовывалось большое село. Командир взвода приказал мне взять еще одного солдата и разведать, что и как. Подползли до первых строений. Немецкая речь, техника. Выяснили, сколько примерно немцев в этой деревне. Я послал товарища доложить командиру взвода о том, что удалось узнать. Товарищ мой, которого я послал, хороший паренек из Вологды, мы раза три ходили с ним в разведку. Когда он ушел, я решил подойти к селу поближе. Пройдя немного, я был обнаружен, и немцы открыли по мне сильный огонь из автоматов. Впереди - село, занятое противником, позади – небольшие сельские постройки и лесок, из которого мы вышли, и я один - посреди небольшого заснеженного поля. Побежал вправо, перемахнул через небольшую изгородь около пуни (в этой местности пунями звали маленькие сеновалы) и скрылся в потемках в леску. Но побежал не в сторону взвода, а вдоль фронта. Добрался до какой-то деревни уже ночью. Зашел в первую избу. Хозяйка со страхом говорит: «Беги, сынок, скорей. Из деревни только что ушли немцы». Но я никуда не пошел. Куда идти ночью в холод?       Переспал на кухне, на полу, не раздеваясь, подложив под голову две гранаты и какую-то «хреновину-бомбу». Была у нас у каждого солдата балясина, похожая на зеленую консервную банку из-под горошка. От нее шел полуметровый тонкий штырь, который вставлялся в дуло винтовки. А когда нажимался курок и происходил выстрел, эта «бомба» летела с большой скоростью в цель. А цель – немецкий танк. Вот я и проспал несколько часов на «бомбовой бочке». Повернись я неудобно ночью, сорвался бы предохранитель с любого из этих трех солдатских боеприпасов, и вместо танка башка моя глупая совместно с кухней была бы разбита вдребезги. Но меня явно охраняли какие-то небесные силы. И еще они спасали меня много раз.
   Блуждая в прифронтовой полосе, я только к вечеру попал в свою часть. Мой взвод, когда услышал сильную стрельбу, удрал, оставив меня одного. В части меня пригласили в особый отдел. Я все рассказал, как было. Вот тогда командир батальона, построив все роты в квадрат и вызвав моего комвзвода, выругал его по-русски и перед всем строем влепил ему такую пощечину, что эхо разнеслось по округе. А в штабе на меня уже заготовили похоронку и снял
и с продовольствия.

все новости >
Свернуть
Кремлевская пл., 10
посмотреть на карте
8 (8172) 72-12-28
вт-сб 10:00 -18:00